Моя книга

«О восстановлении
самоценности человека»

cvetkovaПособие для самопознания
220 стр. с иллюстрациями.
Cтоимость 700 руб.

В научно-популярной форме «просто о сложном» рассматриваются
вопросы о том, что движет человеческим поведением.
И как нашим родителям не следовало с нами обращаться
в нашем детстве, чтобы у нас не было проблем во взрослой жизни.
Эта книга родилась из моих дневников, поэтому она вобрала в себя энергию моих открытий, переживаний, а также мудрость тех, кто близок мне по восприятию мира.
Книга уже стала открытием для многих — кто, страдая, ищет пути выхода из своих проблем. Она может быть полезной и для психологов, а также для нынешних, а главное — для будущих родителей, чтобы их дети никогда не нуждались в психологической помощи.

ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ КНИГУ
заполните, пожалуйста, эту форму: 

</ br>


captcha

***
Отзыв с сайта Психологи на b17.ru
Елена Евгеньевна Рябова
Надежда, большое спасибо за Вашу книгу «О восстановлении самоценности человека»! Потрясающе глубокий труд.
При том, что читается очень легко и увлекательно, буквально каждая фраза продумана, содержит в себе богатый смысл, который не сразу получается осознать полностью, настолько ёмко.
Эта книга определённо не для разового прочтения. 
Её надо перечитывать неоднократно, чтобы понять всю содержащуюся в ней мощь и глубину. При каждом очередном прочтении открываются всё новые и новые пласты.
Этим же отличаются и Ваши видео. Их надо пересматривать/переслушивать. Чем больше слушала, тем больше для меня открывалось. Так же – пластами. И такое ощущение, что это неисчерпаемо.
Надежда, искренне восхищаюсь Вами, Вашим профессионализмом, Вашим талантом.

Очень жаль, что Вы больше не публикуете видео на своем канале youtube, давно не публиковали новые статьи. Наслаждаюсь Вашей филигранной работой в демо-консультациях.
С глубоким уважением, Елена Рябова.
9 июля 2017
                                     ***
Познакомиться с некоторыми главами книги вы можете здесь…
Итак, ЧИТАЕМ МОЮ КНИГУ

Самопознание: Путь к Себе

Эта книга создана в помощь тем, кто, страдая, ищет пути решения проблем, для того чтобы облегчить свою жизнь, стать счастливее. Хорошо, если на этом Пути человек как можно быстрее приходит к пониманию, что его счастье зависит не от внешних благ, а от внутреннего благополучия, в основе которого – дружественные отношения с самим собой.

Лишь на Пути к Себе можно обнаружить, что самым желанным богатством и лучшим способом исцеления человеческой души (и тела) является ощущение самоценности, из которого рождается вера в себя и подлинная любовь к миру. И это возможно лишь при достижении осознанности.

«Одного дзенского мастера спросили: «Что вы обычно делали до того, как стали Просветлённым?». Он сказал: «Я обычно рубил дрова и носил воду из колодца». Затем его спросили: «А теперь, когда вы стали Просветлённым, что вы делаете?». Он ответил: «Что же ещё я могу делать? Я рублю дрова и ношу воду из колодца». Вопрошающий, естественно, был озадачен. Он спросил: «В чём тогда разница? Перед Просветлением вы делали это и после Просветления делаете то же самое, в чём тогда разница?».
«Разница большая. …Перед тем, как я стал Просветлённым, это было обязанностью, которую мне приходилось выполнять, делать нехотя, заставляя себя. Я делал это потому, что мне приказали это делать; мой учитель велел мне рубить дрова, поэтому я и рубил. Но в глубине души я злился, хотя внешне я ничего не говорил.
Теперь я просто рублю дрова, потому что знаю сопряжённую с этим красоту и радость. Я ношу воду из колодца потому, что это необходимо. Это уже не обязанность, а моя любовь. …Именно из этой любви я рублю дрова. Из этой любви я ношу учителю воду из колодца. Теперь появилось большое различие. Нет неохоты, нет сопротивления. Я просто откликаюсь на момент и на текущую необходимость» (из дзен-буддийской притчи).

Обычно, чтобы избавиться от страданий, люди стремятся «добавить себя» чем-то недостающим, затрачивая на достижение внешних целей немалые силы. В то время как решение задачи может лежать в противоположной плоскости: «избавиться от ненужного, чтобы привести в порядок необходимое» («И-Цзин»). Глубокую мысль этой восточной мудрости попробуем развить далее, воспользовавшись метафорой.

Если за «необходимое» в человеке принять его глубинную Сущность как главную составляющую человеческого существа… И допустить, что в «изначальном Я» родившегося ребёнка уже есть весь потенциал того, что может понадобиться человеку, чтобы его Сущность могла проявиться, реализоваться, о-суще-ствить-ся в этом мире… «Ненужным» становится всё то, что мешает этому о-суще-ствлению. Человеку следует лишь уметь отличать первое от второго.

СОЗНАНИЕ… не есть ли это сознание того, что внутри каждого из нас «обитает» Сущность? А ЛИЧНОСТЬ – личная позиция по отношению к Сущности в себе. Как видение её в себе, как утверждение и признание её правомочности в своей жизни, как заботливое к ней отношение. Как средство, обеспечивающее возможность собственного осуществления.

Хотя в реальности (при незрелой личности) человеческое существование довольно часто обходится без этой самой Сущности в себе – задавленной, оттеснённой, лишённой права на проявление существующим воспитанием. При плохом отношении к себе Сущность в человеке находится в изгнании, не признаётся, лишается правомочности на существование. И без неё человек несчастлив, а жизнь его бессмысленна. До тех пор, пока он не «вернётся» к ней своим сознанием. Не это ли и есть Путь к Себе – сердцем познать свою Сущность?

Получается, человек сначала загромождает свой путь к счастью, а потом всю жизнь пытается его расчистить. И это выглядит очень неразумным. Хотя от каждого из нас, кажется, мало что зависит – ведь складываются такие отношения с собой в раннем детстве под влиянием плохого воспитания. Наверное, хорошее воспитание исходит из признания родителями наличия чудесной Сущности в ребёнке…

Но разве это не чудо, что каждое рождённое на свет человеческое дитя способно стать Человеком Разумным! Для этого всего лишь нужно создать подходящие для него условия. Но сегодня люди всевозможными способами убивают в своих детях эту невероятную возможность достичь высшего уровня развития сознания – Разумности, духовности человека.

Решающим фактором, препятствующим становлению личности ребёнка в родительской семье, становится непризнание его права на свободное внутреннее развитие того потенциала, который в нём заложен. Напротив, родители стремятся реализовать в ребёнке свои собственные потребности, «надуманные» проекты, связанные исключительно с его внешней успешностью. И тогда воспитательными приёмами становятся запреты, принуждение, угрозы лишением родительской любви – всё, что характеризует воспитание послушанием.

Проблемой человека становится то, что, будучи ребёнком, под влиянием страха отвержения старшими он способен «отказаться» от собственного «Я», принимая в раннем возрасте вынужденное решение: подчинить себя родительским запретам. И тогда внешние угрозы-запреты превращаются во внутренние убеждения-запреты на то или иное своё поведение, становясь собственной позицией послушания.

Постепенно такие решения, принятые ребёнком, «забываются» и впоследствии работают как неосознаваемый механизм подавления самого себя. Так Детское Решение, а не осознанный выбор начинает управлять поведением ребёнка, что сохраняется потом и во взрослой его жизни.

Неосознаваемое Детское Решение способно незаметно вмешиваться в жизнь взрослого («нормального») человека, делая неосознаваемым собственное поведение, тем самым, создавая себе проблемы. Убеждение-запрет молниеносно срабатывает в ответ на проявление запрещённой в себе потребности. И тогда в душе человека возникают два взаимоисключающих «хочу»: 1) осознаваемое желание получить удовлетворение, для чего нужно нарушить запрет; 2) неосознаваемое желание подчиниться запрету, чтобы оставаться «хорошим» и не потерять родительскую любовь.

Таким образом, человек оказывается в состоянии внутри-личностного конфликта. Когда его ум должен найти решение неразрешимой задачи: получить удовлетворение актуальной (взрослой) потребности и одновременно соблюсти запрет на подобное поведение (детская потребность в безопасности). Есть очень точный анекдот на эту тему про девушку в постели с молодым человеком, когда он задаёт ей вопрос, почему они за всю ночь так ни разу и не поцеловались. Её ответ: «Мне мама не разрешает целоваться с первым встречным».

Поскольку человеческое внимание как луч прожектора способно сфокусироваться лишь на одном объекте, чувство страха приковывает его к «главной» задаче: не нарушить запрет – и здесь поведение очень бдительное. Но в целом сознание в это время «сужено», поскольку сориентировано на источник угрозы. И на вторую задачу – поведение по поводу самого удовлетворения потребности внимания уже не хватает. Оставаясь «во тьме неосознанности», оно становится безответственным и потому приводящим к проблемам.

Неосознаваемые убеждения-запреты формируются в условиях нарушенной безопасности ребёнка и «сцеплены» с сильнейшими переживаниями страха, стыда и вины. Это придаёт им силу «абсолютных истин», которые управляют поведением взрослого человека, и от них непросто избавиться, даже выявить их.

Этот процесс убедительно иллюстрирует представленная здесь как «книга в книге» «Исповедь пострадавшего Внутреннего Ребёнка», составленная из высказываний реального клиента по записям трёхсот психотерапевтических сессий.

В целом первая часть книги посвящена тому, как в условиях «запрещающего» воспитания, лишающего ребёнка правомочности на удовлетворение своих потребностей, нарушается его личностное развитие. Когда в условиях воспитания послушанием на основе родительских запретов у ребёнка формируется плохое к себе отношение («комплекс неполноценности») и неосознаваемое, безответственное поведение.

Здесь можно видеть, насколько тесно переплетены между собой, казалось бы, такие разные сферы деятельности, как психология и воспитание. Ведь они направлены на один и тот же «предмет» деятельности – человеческую личность. С той лишь разницей, что «непрофессиональный» родитель своим воспитанием способствует зарождению «комплекса неполноценности» и бесправия в сознании ребёнка. А профессиональный психолог (спустя лет тридцать) помогает человеку осознать его неосознаваемые убеждения-запреты, чтобы вернуть ему ощущение самоценности и право на удовлетворение собственных потребностей, то есть, право быть собой.

Не может быть достойным человек, когда он плохо относится к самому себе. И также он не может чувствовать право на удовлетворение своих потребностей в мире возможностей, если не чувствует собственной ценности. Восстановление изначальной самоценности и правомочности человека возможно при определённых его усилиях, в частности, в разрабатываемом мною ценностно-ориентированном подходе психотерапии. Когда человек в сопровождении психотерапевта заново «проходит» по узловым точкам становления своей личности, осознавая имеющиеся искажения. И это похоже на коррекцию воспитания, нарушившего личностное развитие в раннем возрасте. Процесс самоизменения – не лёгок и не быстр, ведь должно произойти изменение сознания человека: рост его осознанности.

С психологией личности как формой саморазвивающегося сознания читатель может познакомиться во второй части книги, где подробно рассматриваются: потребность как основа механизма саморазвития человека и необходимое условие для работы этого механизма – осознанность.

Собственную потребность в книге о том, что такое человек, и что им движет, я стала ощущать, когда с каждым вновь приходящим на индивидуальную терапию или в терапевтическую группу клиентом мне приходилось «тратить» время на теорию. Но я затруднялась порекомендовать прочитать людям что-либо, чтобы это полностью отвечало моей задаче.

Обширная психотерапевтическая практика и годы личной психотерапии привели меня к необходимости обобщить знания, переработанные и полученные в собственном опыте – профессиональном, жизненном и опыте личного изменения. Сверяя с известными «истинами» в психологии, философии и других областях человеческого знания, мне удалось систематизировать их в определённый взгляд на человека. И я решила создать пособие для своих клиентов, облегчающее и убыстряющее их самопознание на пути к исцелению.

Допускаю, что смелые вольности моих размышлений как результат собственного самопознания могут вызвать у Вас, уважаемый читатель, несогласие или даже протест, но не спешите делать выводы. «В психологических вопросах никто не бывает абсолютно прав. В психологии средство, с помощью которого вы судите о psyche и наблюдаете за ней, это сама psyche (она не только объект, но и субъект нашей науки). В психологии объектом наблюдения является сам наблюдатель. Психология – не символ веры, а точка зрения» (Карл Юнг «О становлении личности»).

Точек зрения на то, что такое человек, и что им движет, человечеством накоплено великое множество – философских, религиозных, научных, эзотерических, художественных. Чтобы прийти к пониманию целостного образа человека, хорошо рассматривать все точки зрения. Если в человечестве они возникли, значит, были на то основания. Также как и в мировосприятии отдельного человека – всё имеет значение.

Рождением этой книги в какой-то мере я обязана всем тем, кто, доверившись моему сопровождению, пустился в неведомый и потому пугающий «Путь к Себе» – к своим пониманиям, открытиям в себе тех внутренних законов, которые управляют поведением, ведь только тогда и возможны его изменения. В связи с этим я испытываю ко всем своим клиентам чувство глубокой признательности за полученное в совместной работе видение закономерностей развития и проявления человеческой психики в разных условиях её формирования.

Надеюсь, Вашему чтению не будут мешать множество заглавных букв, вопросительных и восклицательных знаков, кавычки, тире и многоточия в тексте, которые я в изобилии использую для того, чтобы сделать те или иные акценты. Тем самым я приглашаю Вас размышлять вместе со мной. Этому также служат иллюстрации, как результатами моей собственной практики, так и накопленной в человечестве мудростью.

Хочу, чтобы предлагаемый материал стал для Вас поводом к Вашему собственному глубокому, а значит, нелёгкому процессу самопознания, необходимыми условиями которого являются созерцание и размышление, внимание к тому, как это соотносится с тем, что «внутри» себя. Поэтому здесь предпочтительно неспешное чтение, а также вдумчивость, остановки и возвраты к чему-то понятому в себе. Полезно сопровождать чтение записями в дневнике, откликаясь на то, что затронуло, показалось близким. Отправляясь на поиск истины «внутрь себя», хорошо также взять с собой напуnствие мудрого восточного человека.

«О себе: не суди, что есть светлое, и что есть тёмное, что есть правильное, и что есть неправильное. Ибо как только ты начинаешь судить — ты начинаешь подавлять, тогда ты выбираешь только одну половину себя… (Ошо «За пределами просветления»).

 Постановка проблемы личности «на стыке» психологии, воспитания, образования

 «И люди идут дивиться горным высотам,
морским валам, речным просторам,
океану, объемлющему землю,
круговращению звёзд
– а себя самих оставляют в стороне!»

Августин Блаженный (религиозный мыслитель 4 века)

Рис1gifКогда воспитание считается обычным делом, родители не очень-то озабочены тем, как они влияют своим поведением на судьбу воспитываемого ими ребёнка. Но если их вниманию представить неотвратимые доказательства того, как неправильное воспитание в детстве «калечит» жизнь взрослого человека, и что всего лишь несколько лет грамотного обращения с ребёнком могли бы сделать эту жизнь совсем другой… Не думаю, что это может оставить кого-то равнодушным. Поэтому я поднимаю проблему воспитания личности.

Наивно ожидать, что гармоничную личность с ценностным к себе отношением «воспитают» в школе или в детском саду под надзором профессиональных воспитателей. Увы, отношение к себе у ребёнка складывается в первые годы жизни, исходя из тех отношений со своими старшими, в которых ребёнок находится изо дня в день, из часа в час.

И вот иллюстрация (из клиентской истории, мужчина 32 лет). «Мама меня не любит – знал это всегда. А раз не любит – значит, я плохой. Вижу причину в себе, это сигнал: я делаю что-то не так. Я сам виноват, что мать меня не любит. Страх: меня невозможно любить.

Матери я в тягость. Ребёнок – обуза, бесправный, как незаконнорожденный. Мать обвиняла, что из-за меня вышла замуж за отца. Наверное, могла пожалеть, что «из-за тебя»…, а то бы не сделала этой ошибки. От мамы шло: «Ты кто такой? Никто. Права качать, выражать недовольство – не имеешь права, тебе и так всё даром. Дети – это забота. Родителям и так тяжело, а тут ты с баловством и капризами. Пока ты еще ничего из себя не представляешь.  Мало ли чего ты хочешь».

Проявляющееся как неценностное отношение мамы к внутреннему «Я» ребёнка, может быть, вслед за распространённым в общественном сознании представлением, что у ребёнка своего подлинного «Я» нет. И тогда закономерно вытекает: «ты пока еще никто…». Значит, можно небрежно обращаться с ребёнком, смеяться над его проявлениями, подавлять его волю, запрещая делать то, что он хочет, и принуждая делать то, чего он делать не хочет.

Какой сформируется личность ребёнка в таких обстоятельствах? – Обесцененной и бесправной, с подавленной волей и самоограничениями, отсутствием инициативы и ответственности. И у ребёнка нет шансов в этих условиях стать другим.

 «Отец пугал, угрожал наказанием: «Я из тебя сделаю человека. Встань ровно, не дергайся! — по стойке «смирно». Должно быть всё идеально. Делай, как хочешь, проявляй волю, но ошибка – недопустима. Чтобы не было ни одного замечания, ни одного момента, чтобы я был недоволен».

Мать: «Бойся отца. Ты что, хочешь, чтобы отец узнал?» — мать законы издавала, а отец должен был исполнять наказание, карательный орган. Я боялся отца каждый день – всё детство, но никому не рассказывал» (там же).

Чаще всего ребёнок в семье оказывается обесцененным и бесправным существом, он – в собственности родителей, поэтому они, что хотят, то с ним и делают, как Тарас Бульба: «Я тебя породил – я тебя и убью!». И во взрослую свою жизнь человек «уходит» с тем же самым отношением к самому себе, сохраняя небрежность по отношению к своему телу и сомневаясь в достоинствах своей души.

Без всякого сомнения, он также подавляюще станет обращаться с детскими чувствами и желаниями своих детей, игнорируя их потребности родительским принуждением. Так из поколения в поколение воспитание родительскими запретами оказывается насилием по отношению к ребёнку, а семья – тюрьмой по признаку подавления его желаний и свобод.

Для такого человека становится привычным воспринимать свою жизнь в виде «чёрно-белых полос», состоящую из неприятностей и наказаний, которые приходится избегать, и редких радостей и поощрений, что нужно заслуживать. Страдания, негативные чувства, проблемы и собственные «недостатки» становятся непременными атрибутами действительности. В то время как всё это лишь результат личного негативного восприятия, сформировавшегося в условиях неправильного воспитания.

Почему здесь важно об этом говорить? Если бы страдания человека рождались существующей реальностью, тогда он был бы в полной зависимости от неё, и человеку невозможно было бы помочь. Другое дело – своё собственное восприятие (отношение), которое он может изменить в себе, просто шире взглянув на ситуацию. Примерно так, как это произошло в даосской притче.

«Пропал у одного человека топор. Подумал он на сына своего соседа и стал к нему приглядываться: ходит, как укравший топор, глядит, как укравший топор, говорит, как укравший топор, — словом, каждый жест, каждое движение выдавали в нём вора.

Но вскоре этот человек стал копать землю у себя в саду и нашёл топор. На другой день он снова увидел сына своего соседа; ни жестом, ни движением, ни взглядом не походил тот на вора».

Вот такой обман «зрения». Получается, как человек думает, так и «видит». И какое же главное искажение восприятия человек выносит из своего детства? – Обесценивание себя (с подачи старших), то есть, он плохо думает о самом себе.

Вопреки существующему заблуждению, что воспитание ребёнка это личное дело его родителей, на мой взгляд, формирование личности это не «личное дело» отдельной семьи, поскольку личность является «системообразующей» единицей человеческого сообщества. От того, какой сформируется личность в семье, будет зависеть уровень развития общества и мощь государства. Общество должно заботиться о том, чтобы оно могло возрастать развитыми личностями, и не должно пускать на самотёк этот важнейший для государственности процесс.

Важно понимать, что воспитание это ничто иное, как организация процесса формирования личности ребёнка. И главным фактором в этом процессе становится отношение к ребёнку в семье – именно оно определяет его собственное отношение к самому себе. Человек проявляется в этом мире в зависимости от того, легло в основу личности ребёнка ощущение самоценности или «комплекс неполноценности». Как следствие, это определяет его правомочность в мире.

Человеческая личность складывается в ранние детские годы, но именно ею человек строит потом всю свою жизнь. И ошибки здесь недопустимы – они закладываются в самую основу личности и непременно отражаются потом в поведении человека. Поэтому такой ответственный процесс не может обходиться без знания закономерностей человеческого развития. Психология личности должна быть неотъемлемым путеводителем процесса воспитания.

Можно говорить о том, что сегодня наблюдается невероятный перекос в подготовке детей к взрослой жизни, когда ребёнка увлекают внешними атрибутами, упуская главную составляющую человеческой жизни – внутренний мир его отношений. Существованием ребёнка в его «внутреннем мире» вообще мало кто интересуется, и чаще всего он остаётся там наедине со своими детскими страхами, «внутри-личностным конфликтом», «комплексом неполноценности». Ему остаётся лишь отвлекать себя «мультиками» и «стрелялками»…

Что уж говорить о том, что нет абсолютно никакой заботы о состоянии «внутреннего мира» взрослого человека. Хотя именно внутреннее состояние каждого из нас на самом деле является наиболее важной составляющей человеческой жизни. Это как раз тот самый «человеческий фактор», который оказывается решающим в любой сфере жизни.

В последнее время воспитание стали активно подменять образованием, вторгаясь им во всё более ранний детский возраст. К сожалению, в обществе нет очень важного понимания: воспитание личности и её образование это две совершенно разные сферы деятельности с несовместимыми задачами по отношению к маленькому ребёнку.

Формирующаяся личность, прежде всего, нуждается в качественных отношениях и заботливом сопровождении на пути своего собственного познания мира. Образование станет уже следующей после «развёртывания личности» (К. Юнг) задачей развития ребёнка – его социализацией, складывающейся из обеспечения информацией, умениями, коммуникативной средой, профессиональной ориентацией. Система образования, как социальный институт, прежде всего, нацелена на развитие интеллекта успешность человека во «внешнем» мире, в то время как воспитание должно обеспечивать ребёнку его осознанность.

Кстати, изначальное значение слова «педагог» это воспитатель (от греч. paidagogos – ведущий ребёнка). И не должны были бы называть педагогом преподавателя или учителя, передающими ту или иную информацию своим слушателям.  Хотя и учитель – «не тот, кто вас учит; учитель тот, в чьём присутствии вы можете учиться» (Ошо).

На самом деле невозможно никого научить, так же как невозможно и воспитать. И никакой психолог не способен «вылечить» клиента, потому что никто не может осознавать за Другого вредящие ему его собственные убеждения. Можно лишь создать условия, в которых воспитание, обучение или психотерапия состоятся, но результат «творит» сам обучающийся, воспитывающийся или пришедший на приём к психологу человек.

В обыденном сознании люди склонны относить психологию то к медицине, то к образованию, хотя это ни то и ни другое. Условно можно сказать, что медицина «обслуживает» тело человека, а образование «работает» на его интеллект. Психолог-психотерапевт исследует отношения клиента, в первую очередь – с самим собой, поскольку все остальные его «внешние» отношения лишь дублируют эту «матрицу». К примеру, если человек «принимающе» относится к самому себе, он способен «принимать» (любить) и других. И, наоборот, при неценностном (отвергающем) отношении к себе человек на самом деле не может хорошо относиться к другим людям.

К сожалению, в нашем обществе недостаточно используются возможности психологии для того, чтобы шире знакомить человека с самим собой. Так знание закономерностей человеческого развития, без сомнения, способствовало бы более гармоничному воспитанию личности ребёнка в семье. Психология личности способна обеспечить качественное просвещение населения, освещающее эту «тёмную область» его существования. Тем самым поднимая на новую высоту общественное сознание, представлениями которого «питается» воспитывающая ребёнка среда – семейные ценности, стиль взаимоотношений, уровень сознания и духовности семьи.

Представление о человеке в общественном сознании

Существующее ныне неценностное отношение к ребёнку в семье имеет корни в тех представлениях о человеке вообще и человеческом дитя, в частности, которые доминируют в общественном сознании. И в разговоре о воспитании нужно отталкиваться, в первую очередь, от важнейшего вопроса существования «что такое человек?». От ответа на этот вопрос зависит и воспитание ребёнка («куда» воспитывать?), и образование (зачем образовывать?), и профессиональная ориентация (как выбирать?), и семья (на каких ценностях?), а также развитие всего общества с его наукой и производством «на благо человека».

Понимается ли обществом, что все существующие представления о человеке и человеческой жизни, в конце концов, отражаются в судьбах наших детей, влияя и на судьбу нашего отечества? И кто ответственен за то, чтобы в общественном сознании имело место быть современное представление о человеке, полезное самому человеку и миру, в котором он живёт? Ведь вся человеческая жизнь, по сути, устраивается в зависимости от того, какие представления о человеке и человеческом дитя преобладают в обществе.

Острота поднимаемого вопроса проистекает из того, что представления, преобладающие «в головах» будущих родителей, непременно реализуются в их собственной семье – как в отношениях между собой, так и в отношениях со своим ребёнком. Внутрисемейные отношения становятся для ребёнка той системой координат, которая определяет в его восприятии «картину мира» и видение себя в ней. В точном соответствии с этой картиной сложится и всё его последующее взрослое существование.

Поведение человека всю его жизнь остаётся таким, каким сформировалось в раннем детском возрасте – подчиняющимся воспринятым стереотипам и зависящим от детских психотравмирующих впечатлений… Или свободным, легко приспосабливающим человека к окружающей его среде, если повезёт с воспитанием и «программой», по которой это воспитание осуществляется. Ведь личность – прямой результат воспитания в родительской семье.

«Программа» воспитания подрастающего поколения во все времена определялась преобладающими в обществе представлениями о человеке. И если в эпоху Возрождения это было благоговение перед человеком, обращение к нему как к высшему началу бытия и вера в безграничные его возможности… То с наступлением эпохи Научно-технического прогресса благоговение стали вызывать машины, а человек как будто «выпал» из прежней системы, так и «не вписавшись» в этот самый прогресс. Потерялась изначальная ценность человеческой природы.

Современное механистическое представление о человеке во многом связано с бурным развитием точных наук, а также физиологии мозга человека. Особый вклад в дело обесценивания человека внесла и развивающаяся наука психология. Поведенческая психология (бихевиоризм) упростила природу человека, поставив его на одну ступень с животными тем, что исключила из объяснения человеческого поведения его сознание, личностные ценности, смыслы. Радикальный бихевиоризм Б.Скиннера предельно биологизировал человека, отвергнув все собственно человеческие формы общественной жизни, внутренний мир человека, его духовность.

«Для бихевиориста человек представляет собой сложную, но тем не менее доступную изучению машину, которую можно научить работать со всё большим и большим умением…», – отмечал психолог-гуманист Карл Роджерс.

Когнитивная психология склонна сводить сложный мир человека к его упрощённым моделям: «человек в качестве поведенческой системы так же прост, как и муравей» (Г.Саймон). И человека всё чаще сравнивают с компьютером.

Точными и естественными науками была оттеснена как природная, так и духовная составляющие человеческого существования, постепенно превращая образ человека в биоробот, независимо от того, сравнивается он с обезьяной или с компьютером.

Несомненно, бездуховный подход к пониманию человека (характерный для европейской цивилизации) становится причиной глобального, всё более углубляющегося его обесценивания. Когда человек (ребёнок) сам по себе без социальных достижений не воспринимается как высшая ценность, заключённая в его духовном потенциале.

В социалистическом обществе под лозунгом «всё на благо человека» эта ценность подавляется изощрённо: обезличиванием отдельной личности в общее «мы». «Я» отдельного человека стирается, уничтожается, оно, по сути, под запретом. При капиталистической же «демократии», где декларируется свобода личности, в условиях этой «свободы» человек всё более трансформируется в банального потребителя капиталистического производства, создающего ему прибыль.

Однако, по меньшей мере, наивно ждать от бизнеса то, что он станет заботиться об удовлетворении потребностей человека или о развитии человеческого сознания.  Необходимо понимать, что человек тогда займёт достойное место в обществе, когда бездуховное материальное производство будет уравновешено в нём гуманистической (от лат. humanus – человечный) силой, утверждающей человека главной ценностью этого мира.

«Утверждать надо… достоинство каждого человека, верховную ценность каждого человека, который не должен быть превращён в средство. …Душа человека дороже царств мира, судьба личности первее всего…». Так ставил вопрос о человеке перед обществом в тридцатые годы минувшего столетия в книге «Самопознание» Николай Бердяев, «страстный искатель истины с жаждой духа истолковать мир», русский религиозный философ, кандидат на получение Нобелевской премии.

«…Всякое до сих пор бывшее организованное и организующееся общество враждебно свободе и склонно отрицать человеческую личность. И это порождено ложной структурой сознания, ложным направлением сознания, ложной иерархией ценностей. Изменения и улучшения в России могут произойти лишь от внутренних процессов в русском народе». 

И не могу не добавить: …от внутренних процессов в сознании каждого отдельного человека и в общественном сознании в целом. От представлений о человеке и человеческой жизни, которые ложатся в основу воспитания, зависит, какими сформируются личности наших детей, и каким будет общество, формирующееся этими личностями.

Но существует ли на государственном уровне озабоченность становлением личности в семье – большой вопрос. Хотя, вряд ли можно ожидать от современной семьи, что она сама способна позаботиться о научном подходе в процессе воспитания. Это – забота общества. Каждый родитель должен быть обеспечен отчётливым представлением о том, «что такое ребёнок», и понятной «инструкцией» о том, как следует с ним обращаться.

Сегодня у нас великое множество профессий и учебных заведений, люди серьёзно занимаются профессиональной подготовкой модели и мастера педикюра… А вот самой ответственной деятельностью в человеческой жизни –становлением личности в семье – занимаются непросвещённые «родители-дилетанты», в лучшем случае, в худшем, алкоголики, наркоманы, насильники…

Оставляя без внимания процесс воспитания ребёнка раннего детского возраста в семье, мы упускаем самые истоки становления личности каждого отдельного человека, тем самым, пуская на самотёк и становление общества в целом. Как будто не собираемся в нём жить…

Кризис современной культуры как общественного родителя

Наверное, родителям в «диких» племенах в отношении воспитания детей «повезло» больше – там оно осуществляется всеми сообща, вместе с многочисленными поколениями предков, представления которых отразились и живут в традициях, обрядах, укладе жизни – в их культуре.

Первоначальное значение слова «культура» в переводе с латинского языка означает «возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание» (Большой энциклопедический словарь), и это указывает на её основную функцию в обществе: сопровождение в становлении человека. По сути, это общественный родитель каждого, кто рождается в этом сообществе, независимо от того, повезло ли ему с его собственными родителями.

Скорее всего, в «примитивном» сообществе родители не имеют такого веса для ребёнка, как в обществе цивилизованном. Потому что там они сами целиком зависят от культуры своего племени, где воспитание детей происходит не столько отдельными родителями, сколько культурой племени. И это огромное преимущество в том, что жизнь детей не определяется воспитательскими способностями своих родителей.

Поскольку, можно сказать, каждый шаг жизни в таком сообществе прописан обрядом, которого не минует ни один из них, тем самым, поддерживая стабильность их общественного существования. Богатая предшествующим опытом культура племени является и матерью, и отцом для всего подрастающего поколения.

Например, на Мадагаскаре почитание предков и любовь к детям – неписаный закон. У детей – полная свобода, им даже строят отдельные домики, в которые родители не могут заходить от заката до рассвета. Конечно, такое отношение к человеку, в первую очередь, связано с представлениями, вытекающими из их глубокой веры, закреплённой в традициях.

Чем отличается цивилизованное общество от «примитивного» племени? Кроме наличия благ – как ни странно, отсутствием культуры как общественного родителя. Поэтому немалая часть наших детей остаются наедине с родительской убогостью их опустошённых душ. Это хуже, чем тюрьма, и это страшно, когда дети в полной зависимости от своих психологически неграмотных, а часто и неблагополучных родителей, что, по сути, тождественно рабству.

«Мама и бабушка сформировали во мне страх к безжалостному отцу, который «издевается» над мамой, страх к миру, где ты – жертва: «Мир ужасен, отец опасен, кроме матери ты никому не нужен». Запугивание было на веру детскую. И ужас: «ты никому не нужен», поэтому «держись за мать». Материнское: «Ты знаешь, есть родители, которые отказываются от своих детей, выбрасывают… Ты знаешь, сколько ребятишек живёт по детским домам…».

С раннего детства – мир враждебный, как только ты расслабишься – украдут, используют для себя. Было ожидание, страх, опасность – все хотят тебя съесть, реально уничтожить. Все борются за кусок хлеба (про колобка, зайца). В жизни можно рассчитывать только на самого себя – мама так говорила. Сам о себе не позаботишься – никто о тебе не позаботится.

Испуганный отвержением – когда один на один со страшной неизвестностью. Ступор, слабость перед миром, безысходность. Это переживания, которые я часто испытываю, будучи уже взрослым» (из клиентской истории, мужчина 32 лет).

Вряд ли родители моего клиента могли догадываться, что творится в душе ребёнка при их наставлениях. Они-то делали всё как раз во благо его, как умели – так и воспитывали. Ведь этому никто не учит! Нет у нас специального учебного заведения, и нет такой профессии: родитель, чтобы люди умели строить нужные для развития ребёнка отношения.

Не так уж много изменилось за сто лет с тех пор, как классик психологии Карл Юнг говорил об «ублюдочном домашнем, школьном воспитании, глупых и ограниченных методах воспитания», где некомпетентные родители сами остаются детьми. И о том, что необходимо дать родителям представление о личности, как устроен ребёнок, и как с ним следует обращаться. Что «воспитательская сила способна изливаться только из живого источника зрелой человеческой личности» («О становлении личности»).

Прилежные родители в животном мире призваны подготовить своему потомству наилучший жизненный старт тем, чтобы передать свои гены и обеспечить выживание следующему поколению. Воспитание там заключается во вскармливании детёнышей и передаче навыков поведения. Можно сказать, смысл жизни животных – в выживании.

Смысл же человеческого воспитания заключается не просто во вскармливании ребёнка, но, прежде всего, в формировании человеческой личности – «питающейся» человеческими отношениями, воззрениями на мир, смыслами, ценностями. И главным в процессе воспитания человека становится ценностное его отношение к самому себе – источнику всех будущих реализаций. И это отношение он «заимствует» от других, включая все предшествующие поколения…

Однако что может предложить современное общество семье для формирования ценностной среды, в которой происходит становление личности ребёнка? Истинные духовные ценности сегодня – дефицит. А культура, оправдывающая первоначальный смысл этого слова как «воспитание, образование, развитие», если и сохранилась в цивилизованном мире, то лишь в объединённых верой отдельных небольших сообществах. Где есть традиции и осмысленные ритуалы, опирающиеся на ценности, которые способствуют духовному становлению подрастающего поколения.

Любая современность питается культурой, накопившей в веках творческие открытия Индивидуальностей в процессе их собственного самопознания, способной передавать истинные ценности из поколения в поколение. Ценность творческого акта состоит в том, что человеку удаётся выразить, передать вовне то, что обнаруживается им глубоко внутри самого себя. И это происходит в человеке ищущем, стремящемся распознать свою «глубину».

В творческом самопознании человек непременно меняется – так он творит, в первую очередь, самого себя. И, познавая, не может не выражать то, что нашёл в себе – человеческую Сущность. Когда он добирается до своей «глубины», она начинает звучать через него в словах или в звуках, в красках или в движениях. Так для мира рождается Индивидуальность как единичность и неповторимость – следствие творческого поиска, самопознания и уникальных средств самовыражения.

Однако сегодня в нашем обществе торжествует «массовая культура» невротизированной личности с недоразвитой душой. Исключительно благодаря современным техническим возможностям, бездуховная «субкультура» выходит в массы. Активно навязывая другим незрелым умам свои низкие стандарты, она не способствует пробуждению Индивидуальности в зрителях или слушателях, поднимая на новую высоту человеческую ценность. Скорее, активизирует в них разрушительные бессознательные силы, опуская их до безликой «массы», которой легко манипулировать.

Массовое «окультуривание» продуктами «творчества» незрелых личностей, атакующее человека по всем возможным каналам – это насилие над человеческим сознанием. Насилие информационное, умственное, душевное – особенно, если это ребёнок. Средства массовой информации лишь только потому, что обладают техническими возможностями, зачастую навязывают обществу сомнительные ценности при отсутствии возможности выбирать. Ведь это лукавство, когда говорят, что «ты можешь выключить телевизор, компьютер…».

Ювенальная юстиция или просвещённое материнство?

Говоря о воспитании, невозможно не затронуть актуальную тему распространяющегося физического насилия над детьми, в том числе, со стороны своих родителей. В связи с этим государством изыскиваются способы защиты детства, например, введением ювенальной (детской) юстиции. Она призвана, в частности, «забирать» ребёнка из неблагополучной семьи в приют, помещая его под надзор государства.

Однако, защищая детство отлучением ребёнка от «плохих» родителей, надо понимать, каково живой детской душе, когда её «отрывают» от своей мамы. И если речь идёт о защите прав ребёнка, то здесь, в первую очередь, нужно рассматривать качественное удовлетворение всех его детских потребностей. Для этого нелишне задаться вопросом, какая же потребность у ребёнка «самая-самая»? Конечно, это детская бессознательная потребность в безопасности, которая обеспечивается принадлежностью своей матери.

Мать запечатлевается в каждом из нас, как первый контакт с миром, становясь нашим вторым «Я». Как вторая половинка человеческой души, как мир, однажды вошедший в нас. Разрыв с этим матерью-миром становится самой глубокой для ребёнка психологической травмой – намного худшей, чем недостаток витаминов, знаний или красивой одежды. Даже если ребёнку всё это в избытке предоставят в другом месте – как будто «замершая от недоумения» детская душа потом всю жизнь стремится к воссоединению со своей потерянной «половинкой».

«Был сон, после чего я простила мать, которую ненавидела и презирала всю свою сознательную жизнь за то, что она меня не любила. В ощущениях сна я «вспомнила!» мать из какого-то очень-очень раннего своего детства – ту, которую (как оказалось) я люблю…. Вернее, вспомнилось само пронзительное чувство: я люблю! Это Моя мама! Я не знала, что такое чувство есть во мне. А здесь я пережила его всем своим телом так отчётливо, и так глубоко…

 И что-то разом отпустило, переменилось во мне по отношению к матери. Вот оно – главное: оказывается, для меня важно не то, чтобы меня принимали, а то, чтобы любила я! Я была целостной и счастливой – когда любила свою маму» (из клиентской истории, женщина 45 лет).

Не может быть целостной человеческая душа без любви к своим родителям. Состояние любви, целостности и счастья – кажется, одно и то же. Наверное, каждый из нас вначале был целостным, потому что любил свою маму – и это счастье… А потом каким-то образом происходит отчуждение, но глубоко в душе эта потребность остаётся. Ребёнку очень важно любить свою маму и быть ею любимым. «Воссоединение» с родителями – неотъемлемый элемент психотерапии.

Исторические катаклизмы в нашем отечестве ослабили систему традиционного семейного воспитания, и современным родителям воспитывать детей стало намного сложнее. К сожалению, в большей своей массе российские родители психологически непросвещённые и довольно-таки «неблагополучные». Может быть, для улучшения общества нужно не только карать, но и каким-то образом помогать родителям, чтобы им самим не хотелось нарушать права ребёнка?

На место безвозвратно утерянному традиционному воспитанию пора бы уже предложить семье современные, научно обоснованные подходы в обращении с детьми. Ведь истоки насилия «больших» над «маленькими» изначально лежат в привычном для нашего общества воспитании послушанием.  В основе «отношений» взрослого с ребёнком на протяжении всего детства лежит его принуждение, насилие над детской волей.

Легко прогнозировать, что послушный ребёнок более подвержен любому насилию. Как и то, что ребёнок более способен защитить себя или избежать ситуации подобной угрозы при сформированной самоценности, чем при отсутствии таковой. У человека с целостной душой и чувством внутреннего достоинства меньше шансов стать жертвой («детское» поведение). Также как и насильником («родительское» поведение).

Необходимо безотлагательно обновлять систему воспитания, отталкиваясь от задачи формирования личности с самого раннего возраста, чтобы семья с пониманием дела относилась к этой ответственной миссии. Общество должно заботиться о том, что родители были обеспечены современными знаниями о закономерностях развития ребёнка, представлениями о процессе воспитания, навыками формирования ценностных отношений.

И помня о том, что «воспитать личность может только личность» (К. Юнг), начинать нужно с матери – с восстановления её самоценности. Программа просвещённого материнства могла бы стать достойной альтернативой карательному надзору ювенальной юстиции над детско-родительскими отношениями, оставив ей лишь крайние меры воздействия на безответственных родителей. Мать – лучшая возможность, данная ребёнку природой, для того чтобы в нём проявился человек.

Но поскольку мать сама «родом из детства» и несёт его в себе, передавая как эстафету все искажения собственного восприятия своим детям, нужно помочь матери сделать процесс воспитания осознанным. И главным в этом процессе должно стать формирование тёплых, но уважительных, доверительных, но ответственных отношений – главной пищи, в которой нуждается каждое дитя. Не сомневаюсь, что это как раз то, чем хотели бы жить и взрослые.

Конечно, «помогание» родителям несоизмеримо более трудная задача для государства, чем их преследование. Но возможно ли поднять достоинство России без устойчиво-ценностного отношения к себе каждого её гражданина, достоинство которого – от Матери? Там – в раннем детстве надо менять наше будущее…

 «И люди идут дивиться горным высотам,
морским валам, речным просторам,
океану, объемлющему землю,
круговращению звёзд
– а себя самих оставляют в стороне!»

Августин Блаженный (религиозный мыслитель 4 века)

 Постановка проблемы личности «на стыке» психологии, воспитания, образования

Рис1gifКогда воспитание считается обычным делом, родители не очень-то озабочены тем, как они влияют своим поведением на судьбу воспитываемого ими ребёнка. Но если их вниманию представить неотвратимые доказательства того, как неправильное воспитание в детстве «калечит» жизнь взрослого человека, и что всего лишь несколько лет грамотного обращения с ребёнком могли бы сделать эту жизнь совсем другой… Не думаю, что это может оставить кого-то равнодушным. Поэтому я поднимаю проблему воспитания личности.

Наивно ожидать, что гармоничную личность с ценностным к себе отношением «воспитают» в школе или в детском саду под надзором профессиональных воспитателей. Увы, отношение к себе у ребёнка складывается в первые годы жизни, исходя из тех отношений со своими старшими, в которых ребёнок находится изо дня в день, из часа в час.

И вот иллюстрация (из клиентской истории, мужчина 32 лет). «Мама меня не любит – знал это всегда. А раз не любит – значит, я плохой. Вижу причину в себе, это сигнал: я делаю что-то не так. Я сам виноват, что мать меня не любит. Страх: меня невозможно любить.

Матери я в тягость. Ребёнок – обуза, бесправный, как незаконнорожденный. Мать обвиняла, что из-за меня вышла замуж за отца. Наверное, могла пожалеть, что «из-за тебя»…, а то бы не сделала этой ошибки. От мамы шло: «Ты кто такой? Никто. Права качать, выражать недовольство – не имеешь права, тебе и так всё даром. Дети – это забота. Родителям и так тяжело, а тут ты с баловством и капризами. Пока ты еще ничего из себя не представляешь.  Мало ли чего ты хочешь».

Проявляющееся как неценностное отношение мамы к внутреннему «Я» ребёнка, может быть, вслед за распространённым в общественном сознании представлением, что у ребёнка своего подлинного «Я» нет. И тогда закономерно вытекает: «ты пока еще никто…». Значит, можно небрежно обращаться с ребёнком, смеяться над его проявлениями, подавлять его волю, запрещая делать то, что он хочет, и принуждая делать то, чего он делать не хочет.

Какой сформируется личность ребёнка в таких обстоятельствах? – Обесцененной и бесправной, с подавленной волей и самоограничениями, отсутствием инициативы и ответственности. И у ребёнка нет шансов в этих условиях стать другим.

 «Отец пугал, угрожал наказанием: «Я из тебя сделаю человека. Встань ровно, не дергайся! — по стойке «смирно». Должно быть всё идеально. Делай, как хочешь, проявляй волю, но ошибка – недопустима. Чтобы не было ни одного замечания, ни одного момента, чтобы я был недоволен».

Мать: «Бойся отца. Ты что, хочешь, чтобы отец узнал?» — мать законы издавала, а отец должен был исполнять наказание, карательный орган. Я боялся отца каждый день – всё детство, но никому не рассказывал» (там же).

Чаще всего ребёнок в семье оказывается обесцененным и бесправным существом, он – в собственности родителей, поэтому они, что хотят, то с ним и делают, как Тарас Бульба: «Я тебя породил – я тебя и убью!». И во взрослую свою жизнь человек «уходит» с тем же самым отношением к самому себе, сохраняя небрежность по отношению к своему телу и сомневаясь в достоинствах своей души.

Без всякого сомнения, он также подавляюще станет обращаться с детскими чувствами и желаниями своих детей, игнорируя их потребности родительским принуждением. Так из поколения в поколение воспитание родительскими запретами оказывается насилием по отношению к ребёнку, а семья – тюрьмой по признаку подавления его желаний и свобод.

Для такого человека становится привычным воспринимать свою жизнь в виде «чёрно-белых полос», состоящую из неприятностей и наказаний, которые приходится избегать, и редких радостей и поощрений, что нужно заслуживать. Страдания, негативные чувства, проблемы и собственные «недостатки» становятся непременными атрибутами действительности. В то время как всё это лишь результат личного негативного восприятия, сформировавшегося в условиях неправильного воспитания.

Почему здесь важно об этом говорить? Если бы страдания человека рождались существующей реальностью, тогда он был бы в полной зависимости от неё, и человеку невозможно было бы помочь. Другое дело – своё собственное восприятие (отношение), которое он может изменить в себе, просто шире взглянув на ситуацию. Примерно так, как это произошло в даосской притче.

«Пропал у одного человека топор. Подумал он на сына своего соседа и стал к нему приглядываться: ходит, как укравший топор, глядит, как укравший топор, говорит, как укравший топор, — словом, каждый жест, каждое движение выдавали в нём вора.

Но вскоре этот человек стал копать землю у себя в саду и нашёл топор. На другой день он снова увидел сына своего соседа; ни жестом, ни движением, ни взглядом не походил тот на вора».

Вот такой обман «зрения». Получается, как человек думает, так и «видит». И какое же главное искажение восприятия человек выносит из своего детства? – Обесценивание себя (с подачи старших), то есть, он плохо думает о самом себе.

Вопреки существующему заблуждению, что воспитание ребёнка это личное дело его родителей, на мой взгляд, формирование личности это не «личное дело» отдельной семьи, поскольку личность является «системообразующей» единицей человеческого сообщества. От того, какой сформируется личность в семье, будет зависеть уровень развития общества и мощь государства. Общество должно заботиться о том, чтобы оно могло возрастать развитыми личностями, и не должно пускать на самотёк этот важнейший для государственности процесс.

Важно понимать, что воспитание это ничто иное, как организация процесса формирования личности ребёнка. И главным фактором в этом процессе становится отношение к ребёнку в семье – именно оно определяет его собственное отношение к самому себе. Человек проявляется в этом мире в зависимости от того, легло в основу личности ребёнка ощущение самоценности или «комплекс неполноценности». Как следствие, это определяет его правомочность в мире.

Человеческая личность складывается в ранние детские годы, но именно ею человек строит потом всю свою жизнь. И ошибки здесь недопустимы – они закладываются в самую основу личности и непременно отражаются потом в поведении человека. Поэтому такой ответственный процесс не может обходиться без знания закономерностей человеческого развития. Психология личности должна быть неотъемлемым путеводителем процесса воспитания.

Можно говорить о том, что сегодня наблюдается невероятный перекос в подготовке детей к взрослой жизни, когда ребёнка увлекают внешними атрибутами, упуская главную составляющую человеческой жизни – внутренний мир его отношений. Существованием ребёнка в его «внутреннем мире» вообще мало кто интересуется, и чаще всего он остаётся там наедине со своими детскими страхами, «внутри-личностным конфликтом», «комплексом неполноценности». Ему остаётся лишь отвлекать себя «мультиками» и «стрелялками»…

Что уж говорить о том, что нет абсолютно никакой заботы о состоянии «внутреннего мира» взрослого человека. Хотя именно внутреннее состояние каждого из нас на самом деле является наиболее важной составляющей человеческой жизни. Это как раз тот самый «человеческий фактор», который оказывается решающим в любой сфере жизни.

В последнее время воспитание стали активно подменять образованием, вторгаясь им во всё более ранний детский возраст. К сожалению, в обществе нет очень важного понимания: воспитание личности и её образование это две совершенно разные сферы деятельности с несовместимыми задачами по отношению к маленькому ребёнку.

Формирующаяся личность, прежде всего, нуждается в качественных отношениях и заботливом сопровождении на пути своего собственного познания мира. Образование станет уже следующей после «развёртывания личности» (К. Юнг) задачей развития ребёнка – его социализацией, складывающейся из обеспечения информацией, умениями, коммуникативной средой, профессиональной ориентацией. Система образования, как социальный институт, прежде всего, нацелена на развитие интеллекта успешность человека во «внешнем» мире, в то время как воспитание должно обеспечивать ребёнку его осознанность.

Кстати, изначальное значение слова «педагог» это воспитатель (от греч. paidagogos – ведущий ребёнка). И не должны были бы называть педагогом преподавателя или учителя, передающими ту или иную информацию своим слушателям.  Хотя и учитель – «не тот, кто вас учит; учитель тот, в чьём присутствии вы можете учиться» (Ошо).

На самом деле невозможно никого научить, так же как невозможно и воспитать. И никакой психолог не способен «вылечить» клиента, потому что никто не может осознавать за Другого вредящие ему его собственные убеждения. Можно лишь создать условия, в которых воспитание, обучение или психотерапия состоятся, но результат «творит» сам обучающийся, воспитывающийся или пришедший на приём к психологу человек.

В обыденном сознании люди склонны относить психологию то к медицине, то к образованию, хотя это ни то и ни другое. Условно можно сказать, что медицина «обслуживает» тело человека, а образование «работает» на его интеллект. Психолог-психотерапевт исследует отношения клиента, в первую очередь – с самим собой, поскольку все остальные его «внешние» отношения лишь дублируют эту «матрицу». К примеру, если человек «принимающе» относится к самому себе, он способен «принимать» (любить) и других. И, наоборот, при неценностном (отвергающем) отношении к себе человек на самом деле не может хорошо относиться к другим людям.

К сожалению, в нашем обществе недостаточно используются возможности психологии для того, чтобы шире знакомить человека с самим собой. Так знание закономерностей человеческого развития, без сомнения, способствовало бы более гармоничному воспитанию личности ребёнка в семье. Психология личности способна обеспечить качественное просвещение населения, освещающее эту «тёмную область» его существования. Тем самым поднимая на новую высоту общественное сознание, представлениями которого «питается» воспитывающая ребёнка среда – семейные ценности, стиль взаимоотношений, уровень сознания и духовности семьи.

Представление о человеке в общественном сознании

Существующее ныне неценностное отношение к ребёнку в семье имеет корни в тех представлениях о человеке вообще и человеческом дитя, в частности, которые доминируют в общественном сознании. И в разговоре о воспитании нужно отталкиваться, в первую очередь, от важнейшего вопроса существования «что такое человек?». От ответа на этот вопрос зависит и воспитание ребёнка («куда» воспитывать?), и образование (зачем образовывать?), и профессиональная ориентация (как выбирать?), и семья (на каких ценностях?), а также развитие всего общества с его наукой и производством «на благо человека».

Понимается ли обществом, что все существующие представления о человеке и человеческой жизни, в конце концов, отражаются в судьбах наших детей, влияя и на судьбу нашего отечества? И кто ответственен за то, чтобы в общественном сознании имело место быть современное представление о человеке, полезное самому человеку и миру, в котором он живёт? Ведь вся человеческая жизнь, по сути, устраивается в зависимости от того, какие представления о человеке и человеческом дитя преобладают в обществе.

Острота поднимаемого вопроса проистекает из того, что представления, преобладающие «в головах» будущих родителей, непременно реализуются в их собственной семье – как в отношениях между собой, так и в отношениях со своим ребёнком. Внутрисемейные отношения становятся для ребёнка той системой координат, которая определяет в его восприятии «картину мира» и видение себя в ней. В точном соответствии с этой картиной сложится и всё его последующее взрослое существование.

Поведение человека всю его жизнь остаётся таким, каким сформировалось в раннем детском возрасте – подчиняющимся воспринятым стереотипам и зависящим от детских психотравмирующих впечатлений… Или свободным, легко приспосабливающим человека к окружающей его среде, если повезёт с воспитанием и «программой», по которой это воспитание осуществляется. Ведь личность – прямой результат воспитания в родительской семье.

«Программа» воспитания подрастающего поколения во все времена определялась преобладающими в обществе представлениями о человеке. И если в эпоху Возрождения это было благоговение перед человеком, обращение к нему как к высшему началу бытия и вера в безграничные его возможности… То с наступлением эпохи Научно-технического прогресса благоговение стали вызывать машины, а человек как будто «выпал» из прежней системы, так и «не вписавшись» в этот самый прогресс. Потерялась изначальная ценность человеческой природы.

Современное механистическое представление о человеке во многом связано с бурным развитием точных наук, а также физиологии мозга человека. Особый вклад в дело обесценивания человека внесла и развивающаяся наука психология. Поведенческая психология (бихевиоризм) упростила природу человека, поставив его на одну ступень с животными тем, что исключила из объяснения человеческого поведения его сознание, личностные ценности, смыслы. Радикальный бихевиоризм Б.Скиннера предельно биологизировал человека, отвергнув все собственно человеческие формы общественной жизни, внутренний мир человека, его духовность.

«Для бихевиориста человек представляет собой сложную, но тем не менее доступную изучению машину, которую можно научить работать со всё большим и большим умением…», – отмечал психолог-гуманист Карл Роджерс.

Когнитивная психология склонна сводить сложный мир человека к его упрощённым моделям: «человек в качестве поведенческой системы так же прост, как и муравей» (Г.Саймон). И человека всё чаще сравнивают с компьютером.

Точными и естественными науками была оттеснена как природная, так и духовная составляющие человеческого существования, постепенно превращая образ человека в биоробот, независимо от того, сравнивается он с обезьяной или с компьютером.

Несомненно, бездуховный подход к пониманию человека (характерный для европейской цивилизации) становится причиной глобального, всё более углубляющегося его обесценивания. Когда человек (ребёнок) сам по себе без социальных достижений не воспринимается как высшая ценность, заключённая в его духовном потенциале.

В социалистическом обществе под лозунгом «всё на благо человека» эта ценность подавляется изощрённо: обезличиванием отдельной личности в общее «мы». «Я» отдельного человека стирается, уничтожается, оно, по сути, под запретом. При капиталистической же «демократии», где декларируется свобода личности, в условиях этой «свободы» человек всё более трансформируется в банального потребителя капиталистического производства, создающего ему прибыль.

Однако, по меньшей мере, наивно ждать от бизнеса то, что он станет заботиться об удовлетворении потребностей человека или о развитии человеческого сознания.  Необходимо понимать, что человек тогда займёт достойное место в обществе, когда бездуховное материальное производство будет уравновешено в нём гуманистической (от лат. humanus – человечный) силой, утверждающей человека главной ценностью этого мира.

«Утверждать надо… достоинство каждого человека, верховную ценность каждого человека, который не должен быть превращён в средство. …Душа человека дороже царств мира, судьба личности первее всего…». Так ставил вопрос о человеке перед обществом в тридцатые годы минувшего столетия в книге «Самопознание» Николай Бердяев, «страстный искатель истины с жаждой духа истолковать мир», русский религиозный философ, кандидат на получение Нобелевской премии.

«…Всякое до сих пор бывшее организованное и организующееся общество враждебно свободе и склонно отрицать человеческую личность. И это порождено ложной структурой сознания, ложным направлением сознания, ложной иерархией ценностей. Изменения и улучшения в России могут произойти лишь от внутренних процессов в русском народе». 

И не могу не добавить: …от внутренних процессов в сознании каждого отдельного человека и в общественном сознании в целом. От представлений о человеке и человеческой жизни, которые ложатся в основу воспитания, зависит, какими сформируются личности наших детей, и каким будет общество, формирующееся этими личностями.

Но существует ли на государственном уровне озабоченность становлением личности в семье – большой вопрос. Хотя, вряд ли можно ожидать от современной семьи, что она сама способна позаботиться о научном подходе в процессе воспитания. Это – забота общества. Каждый родитель должен быть обеспечен отчётливым представлением о том, «что такое ребёнок», и понятной «инструкцией» о том, как следует с ним обращаться.

Сегодня у нас великое множество профессий и учебных заведений, люди серьёзно занимаются профессиональной подготовкой модели и мастера педикюра… А вот самой ответственной деятельностью в человеческой жизни –становлением личности в семье – занимаются непросвещённые «родители-дилетанты», в лучшем случае, в худшем, алкоголики, наркоманы, насильники…

Оставляя без внимания процесс воспитания ребёнка раннего детского возраста в семье, мы упускаем самые истоки становления личности каждого отдельного человека, тем самым, пуская на самотёк и становление общества в целом. Как будто не собираемся в нём жить…

Кризис современной культуры как общественного родителя

Наверное, родителям в «диких» племенах в отношении воспитания детей «повезло» больше – там оно осуществляется всеми сообща, вместе с многочисленными поколениями предков, представления которых отразились и живут в традициях, обрядах, укладе жизни – в их культуре.

Первоначальное значение слова «культура» в переводе с латинского языка означает «возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание» (Большой энциклопедический словарь), и это указывает на её основную функцию в обществе: сопровождение в становлении человека. По сути, это общественный родитель каждого, кто рождается в этом сообществе, независимо от того, повезло ли ему с его собственными родителями.

Скорее всего, в «примитивном» сообществе родители не имеют такого веса для ребёнка, как в обществе цивилизованном. Потому что там они сами целиком зависят от культуры своего племени, где воспитание детей происходит не столько отдельными родителями, сколько культурой племени. И это огромное преимущество в том, что жизнь детей не определяется воспитательскими способностями своих родителей.

Поскольку, можно сказать, каждый шаг жизни в таком сообществе прописан обрядом, которого не минует ни один из них, тем самым, поддерживая стабильность их общественного существования. Богатая предшествующим опытом культура племени является и матерью, и отцом для всего подрастающего поколения.

Например, на Мадагаскаре почитание предков и любовь к детям – неписаный закон. У детей – полная свобода, им даже строят отдельные домики, в которые родители не могут заходить от заката до рассвета. Конечно, такое отношение к человеку, в первую очередь, связано с представлениями, вытекающими из их глубокой веры, закреплённой в традициях.

Чем отличается цивилизованное общество от «примитивного» племени? Кроме наличия благ – как ни странно, отсутствием культуры как общественного родителя. Поэтому немалая часть наших детей остаются наедине с родительской убогостью их опустошённых душ. Это хуже, чем тюрьма, и это страшно, когда дети в полной зависимости от своих психологически неграмотных, а часто и неблагополучных родителей, что, по сути, тождественно рабству.

«Мама и бабушка сформировали во мне страх к безжалостному отцу, который «издевается» над мамой, страх к миру, где ты – жертва: «Мир ужасен, отец опасен, кроме матери ты никому не нужен». Запугивание было на веру детскую. И ужас: «ты никому не нужен», поэтому «держись за мать». Материнское: «Ты знаешь, есть родители, которые отказываются от своих детей, выбрасывают… Ты знаешь, сколько ребятишек живёт по детским домам…».

С раннего детства – мир враждебный, как только ты расслабишься – украдут, используют для себя. Было ожидание, страх, опасность – все хотят тебя съесть, реально уничтожить. Все борются за кусок хлеба (про колобка, зайца). В жизни можно рассчитывать только на самого себя – мама так говорила. Сам о себе не позаботишься – никто о тебе не позаботится.

Испуганный отвержением – когда один на один со страшной неизвестностью. Ступор, слабость перед миром, безысходность. Это переживания, которые я часто испытываю, будучи уже взрослым» (из клиентской истории, мужчина 32 лет).

Вряд ли родители моего клиента могли догадываться, что творится в душе ребёнка при их наставлениях. Они-то делали всё как раз во благо его, как умели – так и воспитывали. Ведь этому никто не учит! Нет у нас специального учебного заведения, и нет такой профессии: родитель, чтобы люди умели строить нужные для развития ребёнка отношения.

Не так уж много изменилось за сто лет с тех пор, как классик психологии Карл Юнг говорил об «ублюдочном домашнем, школьном воспитании, глупых и ограниченных методах воспитания», где некомпетентные родители сами остаются детьми. И о том, что необходимо дать родителям представление о личности, как устроен ребёнок, и как с ним следует обращаться. Что «воспитательская сила способна изливаться только из живого источника зрелой человеческой личности» («О становлении личности»).

Прилежные родители в животном мире призваны подготовить своему потомству наилучший жизненный старт тем, чтобы передать свои гены и обеспечить выживание следующему поколению. Воспитание там заключается во вскармливании детёнышей и передаче навыков поведения. Можно сказать, смысл жизни животных – в выживании.

Смысл же человеческого воспитания заключается не просто во вскармливании ребёнка, но, прежде всего, в формировании человеческой личности – «питающейся» человеческими отношениями, воззрениями на мир, смыслами, ценностями. И главным в процессе воспитания человека становится ценностное его отношение к самому себе – источнику всех будущих реализаций. И это отношение он «заимствует» от других, включая все предшествующие поколения…

Однако что может предложить современное общество семье для формирования ценностной среды, в которой происходит становление личности ребёнка? Истинные духовные ценности сегодня – дефицит. А культура, оправдывающая первоначальный смысл этого слова как «воспитание, образование, развитие», если и сохранилась в цивилизованном мире, то лишь в объединённых верой отдельных небольших сообществах. Где есть традиции и осмысленные ритуалы, опирающиеся на ценности, которые способствуют духовному становлению подрастающего поколения.

Любая современность питается культурой, накопившей в веках творческие открытия Индивидуальностей в процессе их собственного самопознания, способной передавать истинные ценности из поколения в поколение. Ценность творческого акта состоит в том, что человеку удаётся выразить, передать вовне то, что обнаруживается им глубоко внутри самого себя. И это происходит в человеке ищущем, стремящемся распознать свою «глубину».

В творческом самопознании человек непременно меняется – так он творит, в первую очередь, самого себя. И, познавая, не может не выражать то, что нашёл в себе – человеческую Сущность. Когда он добирается до своей «глубины», она начинает звучать через него в словах или в звуках, в красках или в движениях. Так для мира рождается Индивидуальность как единичность и неповторимость – следствие творческого поиска, самопознания и уникальных средств самовыражения.

Однако сегодня в нашем обществе торжествует «массовая культура» невротизированной личности с недоразвитой душой. Исключительно благодаря современным техническим возможностям, бездуховная «субкультура» выходит в массы. Активно навязывая другим незрелым умам свои низкие стандарты, она не способствует пробуждению Индивидуальности в зрителях или слушателях, поднимая на новую высоту человеческую ценность. Скорее, активизирует в них разрушительные бессознательные силы, опуская их до безликой «массы», которой легко манипулировать.

Массовое «окультуривание» продуктами «творчества» незрелых личностей, атакующее человека по всем возможным каналам – это насилие над человеческим сознанием. Насилие информационное, умственное, душевное – особенно, если это ребёнок. Средства массовой информации лишь только потому, что обладают техническими возможностями, зачастую навязывают обществу сомнительные ценности при отсутствии возможности выбирать. Ведь это лукавство, когда говорят, что «ты можешь выключить телевизор, компьютер…».

Ювенальная юстиция или просвещённое материнство?

Говоря о воспитании, невозможно не затронуть актуальную тему распространяющегося физического насилия над детьми, в том числе, со стороны своих родителей. В связи с этим государством изыскиваются способы защиты детства, например, введением ювенальной (детской) юстиции. Она призвана, в частности, «забирать» ребёнка из неблагополучной семьи в приют, помещая его под надзор государства.

Однако, защищая детство отлучением ребёнка от «плохих» родителей, надо понимать, каково живой детской душе, когда её «отрывают» от своей мамы. И если речь идёт о защите прав ребёнка, то здесь, в первую очередь, нужно рассматривать качественное удовлетворение всех его детских потребностей. Для этого нелишне задаться вопросом, какая же потребность у ребёнка «самая-самая»? Конечно, это детская бессознательная потребность в безопасности, которая обеспечивается принадлежностью своей матери.

Мать запечатлевается в каждом из нас, как первый контакт с миром, становясь нашим вторым «Я». Как вторая половинка человеческой души, как мир, однажды вошедший в нас. Разрыв с этим матерью-миром становится самой глубокой для ребёнка психологической травмой – намного худшей, чем недостаток витаминов, знаний или красивой одежды. Даже если ребёнку всё это в избытке предоставят в другом месте – как будто «замершая от недоумения» детская душа потом всю жизнь стремится к воссоединению со своей потерянной «половинкой».

«Был сон, после чего я простила мать, которую ненавидела и презирала всю свою сознательную жизнь за то, что она меня не любила. В ощущениях сна я «вспомнила!» мать из какого-то очень-очень раннего своего детства – ту, которую (как оказалось) я люблю…. Вернее, вспомнилось само пронзительное чувство: я люблю! Это Моя мама! Я не знала, что такое чувство есть во мне. А здесь я пережила его всем своим телом так отчётливо, и так глубоко…

 И что-то разом отпустило, переменилось во мне по отношению к матери. Вот оно – главное: оказывается, для меня важно не то, чтобы меня принимали, а то, чтобы любила я! Я была целостной и счастливой – когда любила свою маму» (из клиентской истории, женщина 45 лет).

Не может быть целостной человеческая душа без любви к своим родителям. Состояние любви, целостности и счастья – кажется, одно и то же. Наверное, каждый из нас вначале был целостным, потому что любил свою маму – и это счастье… А потом каким-то образом происходит отчуждение, но глубоко в душе эта потребность остаётся. Ребёнку очень важно любить свою маму и быть ею любимым. «Воссоединение» с родителями – неотъемлемый элемент психотерапии.

Исторические катаклизмы в нашем отечестве ослабили систему традиционного семейного воспитания, и современным родителям воспитывать детей стало намного сложнее. К сожалению, в большей своей массе российские родители психологически непросвещённые и довольно-таки «неблагополучные». Может быть, для улучшения общества нужно не только карать, но и каким-то образом помогать родителям, чтобы им самим не хотелось нарушать права ребёнка?

На место безвозвратно утерянному традиционному воспитанию пора бы уже предложить семье современные, научно обоснованные подходы в обращении с детьми. Ведь истоки насилия «больших» над «маленькими» изначально лежат в привычном для нашего общества воспитании послушанием.  В основе «отношений» взрослого с ребёнком на протяжении всего детства лежит его принуждение, насилие над детской волей.

Легко прогнозировать, что послушный ребёнок более подвержен любому насилию. Как и то, что ребёнок более способен защитить себя или избежать ситуации подобной угрозы при сформированной самоценности, чем при отсутствии таковой. У человека с целостной душой и чувством внутреннего достоинства меньше шансов стать жертвой («детское» поведение). Также как и насильником («родительское» поведение).

Необходимо безотлагательно обновлять систему воспитания, отталкиваясь от задачи формирования личности с самого раннего возраста, чтобы семья с пониманием дела относилась к этой ответственной миссии. Общество должно заботиться о том, что родители были обеспечены современными знаниями о закономерностях развития ребёнка, представлениями о процессе воспитания, навыками формирования ценностных отношений.

И помня о том, что «воспитать личность может только личность» (К. Юнг), начинать нужно с матери – с восстановления её самоценности. Программа просвещённого материнства могла бы стать достойной альтернативой карательному надзору ювенальной юстиции над детско-родительскими отношениями, оставив ей лишь крайние меры воздействия на безответственных родителей. Мать – лучшая возможность, данная ребёнку природой, для того чтобы в нём проявился человек.

Но поскольку мать сама «родом из детства» и несёт его в себе, передавая как эстафету все искажения собственного восприятия своим детям, нужно помочь матери сделать процесс воспитания осознанным. И главным в этом процессе должно стать формирование тёплых, но уважительных, доверительных, но ответственных отношений – главной пищи, в которой нуждается каждое дитя. Не сомневаюсь, что это как раз то, чем хотели бы жить и взрослые.

Конечно, «помогание» родителям несоизмеримо более трудная задача для государства, чем их преследование. Но возможно ли поднять достоинство России без устойчиво-ценностного отношения к себе каждого её гражданина, достоинство которого – от Матери? Там – в раннем детстве надо менять наше будущее…