Там — в РАННЕМ ДЕТСТВЕ надо менять наше будущее

risunki

По книге Н.Цветковой «О восстановлении самоценности человека».

Значение раннего детства в человеческой судьбе недооценивается, наверное, потому, что для обыденного сознания не совсем очевидна связь взрослых проблем человека с первыми годами его жизни.

Когда воспитание считается обычным делом, родители не очень-то озабочены тем, как они своим поведением влияют на судьбу воспитываемого ими ребёнка. Но если родительскому вниманию представить неотвратимые доказательства того, как неправильное воспитание в далёком детстве откликается проблемами во взрослой жизни… И что всего лишь несколько лет грамотного обращения с ребёнком могли бы сделать его жизнь совсем другой… Не думаю, что это может оставить кого-то равнодушным.

Если мама относится к своему малышу бережно, с любовью угадывая каждое его желание, к примеру, он захотел пить, и она дала ему воды — ребёнок получает удовлетворение телесное. И если на каждую активность младенца мама откликается улыбкой, доброжелательными интонациями в голосе, ласковыми прикосновениями — получает удовлетворение его душа (мир его отношений). При ценностном к ребёнку отношении мир кажется ему хорошим (принимающим), и в нём формируется базовое доверие к миру, а также дружественное отношение к себе: «я — ценный». Безусловное материнское принятие обеспечивает формирование в ребёнке позитивной, способной адекватно воспринимать мир личности.

Когда же отношение мамы незаботливое и даже небрежное — потребности ребёнка не удовлетворяются. И тогда мир воспринимается им как ненадёжный и даже опасный для себя, потому что тот не принимает его. А себя ребёнок начинает воспринимать недостойным любви: «я — неценный» — так формируется собственное непринятие себя. «Мама меня не любит — знал это всегда. А раз не любит — значит, я плохой, сам виноват. Страх: меня невозможно любить…» (из клиентской истории, мужчина 32 лет).

На сознательный уровень образ «Я» выходит (в соответствии с представлениями возрастной психологии) в возрасте около трёх лет, а в семь лет этот образ уже стабилизируется в сознании ребёнка. Если малыш не получал в достаточном количестве материнской любви — к трём годам он осознаёт это формулой: «Я-плохой» (так как меня не любят), а в семь лет маленький человек начинает жить как «Я-отвергнутый». К этому времени в ребёнке уже сформировано негативное первичное базовое отношение к себе, которое становится основой негативного отношения к другим, к деятельности, к миру. В последующие годы образ «Я» лишь корректируется, в основном, в периоды возрастных кризисов (например, в подростковом возрасте). Таким образом, в зависимости от отношения к себе своего ближайшего окружения ребёнок в первые годы своей жизни может обрести как ценный и достойный образ себя, позволяющий человеку в дальнейшем свободно проявляться в мире, так и обесцененный, постыдный, лишающий права на самопроявление.

Нет сомнения в том, что корень зла кроется в привычном для нас воспитании послушанием, когда основой отношений взрослого с ребёнком становятся запреты, принуждение, насилие над детской волей. «Дрессировка» ребёнка послушанием непременно включает в себя его запугивание родительским отвержением: «Если плохо будешь себя вести… Ты же не хочешь… тогда слушайся (а то…). Не люблю, когда ты делаешь по-своему — делай так, как я скажу. Хочешь по-своему — тогда сам!». Мать всегда этим осаживала, когда я хотел сделать по-своему: «Раз ты такой умный — собирайся, иди и живи самостоятельно, живи, как хочешь». …Испуганный отвержением, один на один со страшной неизвестностью. Ступор, слабость перед миром, безысходность — переживания, которые я часто испытываю, будучи взрослым» (там же).

Нередко можно наблюдать обычную сцену во дворе или в парке, когда мама демонстративно «бросает» совсем маленького капризничающего ребёнка, а он истошным криком пытается её вернуть. Такая мама, видимо, не понимает, что этот смертельный для ребёнка страх быть брошенным может стать глубокой душевной травмой в нём на всю жизнь, ограничивая его полноценное развитие и самореализацию. Однако запугивание детей у нас — чуть ли не национальное средство воспитания. Для того чтобы обеспечить ребёнку безопасность, его пугают «страшными дядьками», а чтобы вырос успешным — пугают неуспешностью («станешь дворником, бомжем»). «Отец пугал, угрожал наказанием: «Я из тебя сделаю человека. Должно быть всё идеально. Делай, как хочешь, проявляй волю, но ошибка — недопустима!». …Чувство бесправия, беспомощности…» (там же).

Исторически сложившаяся традиция воспитания детей в принуждении к послушанию, требование от ребёнка соответствовать родительским ожиданиям и исполнять их волю — по сути, удовлетворять чужие желания, приводит к неразличению собственных потребностей, отчуждению от самого себя. Чтобы не потерять любовь мамы, от которой зависит его благополучие, маленький ребёнок начинает жить её чувствами, старательно пряча всё плохое «внутрь себя». Но ему бывает нелегко подавить свои внутренние «хочу», и если переступает родительский запрет, то испытывает к себе негативные чувства, и сам начинает ругать себя. «Ты трус, ты слабее своей природы — не справился, не постарался превозмочь себя, совладать с собою, пересилить какие-то свои желания, не способен бороться со своими проявлениями, которые мешают соответствовать ожиданиям любимых близких и своему обещанию не причинять им страдание» (там же). Кому не знакомо подобное «самоедство»? Так работает контролирующая самооценка, следящая за послушанием в собственном поведении даже тогда, когда рядом давно уже нет родителей.

Распространённым заблуждением в отношении к «маленьким» является то, что детские «хочу» это ненужные капризы. Этим самым игнорируется факт необходимости в удовлетворении всех потребностей ребёнка как условии его развития. И родители, не умея под детским «капризом» рассмотреть потребность ребёнка, просто запрещают его поведение. Однако желание — это рождённая в теле энергия на удовлетворение возникшей потребности, а энергия, как известно, не исчезает бесследно. Запрет на реализацию этой энергии во внешнем мире не отменяет, а блокирует её внутри тела, не только лишая ребёнка удовлетворённости подавлением в себе внутренней потребности, но и причиняя вред физическому здоровью ненужными напряжениями в теле. Кроме того, подавленные желания неосознанно продолжают влиять на поведение, делая его неосознаваемым.

Зачастую маленький ребёнок в семье оказывается бесправным существом, он — в собственности родителей, поэтому они, что хотят, то с ним и делают, как Тарас Бульба: «Я тебя породил — я тебя и убью!». Став родителем, он также подавляюще обращается с чувствами и желаниями своих детей, игнорируя их детские потребности. Так из поколения в поколение воспитание родительскими запретами становится насилием по отношению к ребёнку, а семья — тюрьмой по признаку подавления его желаний и свобод. Послушный (подавленный) человек и во взрослой своей жизни, как правило, чувствует себя бесправным, ориентирующимся на мнения и советы других, более важных, знающих людей. Привыкший к послушанию человек всю свою жизнь остаётся зависимым как от внешней, так и от внутренней оценки, не имея права на собственный выбор.

Родителям важно понимать, что воспитание это создание условий не только для роста физического и умственного, но и для формирования личности ребёнка, управляющей поведением в социальной среде. Наивно ожидать, что гармоничная личность с ценностным к себе отношением воспитается в школе или в детском саду под надзором профессиональных воспитателей. Увы, отношение к себе у ребёнка складывается, начиная с первых дней его жизни, исходя из тех отношений со своими старшими, в которых ребёнок находится изо дня в день, из часа в час. И от того, ляжет в основу личности ощущение самоценности или «комплекс неполноценности», зависит способность человека проявляться в мире, то есть, его правомочность среди людей и все его жизненные успехи.

Воспитание — не прямое воздействие на ребёнка, а «следование за ним», сопровождение процессов, которые в нём происходят в соответствии с закономерностями возрастного развития. Старшие не должны смешивать свои взрослые цели с детскими потребностями, мешая ребёнку в его самопознании и саморазвитии. Хотя многие делают как раз наоборот, уподобляясь герою даосской притчи. «Один человек из удела Сун был удручён тем, что его всходы не растут, и стал их вытягивать. Много так потрудившись, он вернулся домой и сказал домашним: — Как я сегодня устал! Я помогал всходам расти. Его сын побежал смотреть на всходы, а они уже засохли. Мало кто в мире не «помогает» так расти». Однажды мне довелось наблюдать, как гуляющая с малышом бабушка настойчиво требовала от него ответа на вопросы по таблице умножения в то время, когда он увлечённо рассматривал ползущее в траве насекомое…

Не должны старшие «засорять» восприятие ребёнка навязыванием чуждой ему информации — она для него является ненужной (а значит, вредной) в то время, когда он добывает свои собственные знания в личном опыте, исследуя мир внешний и «заселяя» мир «внутренний». Взрослому необходимо следовать за интересом ребёнка, не сбивая его со своего пути, в игровой форме создавая условия для самой важной детской «работы»: познавать мир и самого себя. Когда ребёнок своим вниманием максимально включён в предмет рассмотрения, это позволяет интересующей его внешней информации стать внутренней без всяких усилий. Воспитывать ребёнка — это значит создавать внешние условия и не мешать тому, что идёт изнутри. Для того чтобы изнутри человеческого существа зазвучали никому не ведомые струны его Индивидуальности, нужно прежде терпеливо и заботливо удовлетворять всепотребности ребёнка («хочу» от мира), что похоже на взращивание способностей (то, что «во мне есть»). Лишь после этого они станут творческими возможностями для его самореализации («могу» отдать это в мир).

Безусловное принятие ребёнка таким, какой он есть — первоочередная родительская задача, чтобы полно и качественно могли удовлетворяться все детские потребности, обеспечивающие его рост и развитие. Однако наряду с этим по мере роста ребёнка родителям нужно заботиться и о «постановке границ» в отношениях с ним. Забота о детских потребностях не означает, что взрослые должны игнорировать свои собственные потребности. Мама должна обозначать ребёнку границы собственного существования и не позволять ему их переступать. Только сталкиваясь с личностными «границами» другого человека, ребёнок способен их «увидеть», чтобы научиться существовать в обществе себе подобных, уважая достоинство других людей. Ребёнок должен усвоить, что у мамы и папы, как и у других людей есть свои собственные потребности. Иначе на основе детского эгоцентризма в нём сформируется социопатическая личность, не считающаяся с другими людьми, склонная к нарушению устанавливаемых в обществе правил. Жизнь такого человека становится чреватой конфликтами, вследствие чего он потом может оказаться и «в местах не столь отдалённых».

Также не получится ничего хорошего, если ребёнку полезное и доброе со злобой навязывается его старшими. Ведь полезным для человека является лишь то, что приносит ему истинное удовлетворение (в соответствии с внутренней потребностью). Взрослым нужно с уважением относиться к детским желаниям и нежеланиям, и не следует против воли ребёнка вторгаться на его «психологическую территорию». А для привития действительно полезных навыков (здоровая пища, гигиена, порядок) ребёнку нужна соответствующая среда, в которой он эти навыки ненавязчиво усвоит.

Быть полезным для ребёнка родителем это необходимость всегда оставаться взрослым — понимающим и ответственным, умелым и великодушным, осознающим свою роль в детской жизни. Замечать, понимать, обустраивать удовлетворение детских потребностей (а не свои собственные проекты) — и есть каждодневная родительская работа, обслуживающая развитие ребёнка. Прилежные родители в животном мире призваны подготовить своему потомству наилучший жизненный старт тем, чтобы передать свои гены и обеспечить выживание следующему поколению. Воспитание там заключается во вскармливании детёнышей и передаче им навыков поведения. Смысл же человеческого воспитания заключается не просто во вскармливании ребёнка, но, прежде всего, в формировании человеческой личности — «питающейся» отношениями, воззрениями на мир, смыслами, ценностями.

«Воспитать личность может только личность» (К. Юнг), понимающая суть её становления. Из этого понимания вытекают задачи воспитания, главная из которых — уважительное и принимающее обращение с ребёнком, подтверждающее его самоценность. Личность складывается в ранние детские годы, но именно ею человек строит потом всю свою жизнь. Ошибки здесь недопустимы — они закладываются в самую основу и непременно отражаются в поведении человека. Поэтому такой ответственный процесс не может обходиться без знания закономерностей человеческого развития. Психология личности должна стать неотъемлемым путеводителем процесса воспитания, обеспечивая его глубокими гуманистическими обоснованиями.