Я не знаю себя

10. маска-4Из «Исповеди пострадавшего Внутреннего Ребёнка» в моей книге «О восстановлении самоценности человека»

Есть пренебрежительное отношение к своим ощущениям, переживаниям, чувствам – всё это ерунда, мужчина не должен обращать на это внимания. Больно, страшно, устал – слишком много внимания себе уделяешь. Слишком сентиментальный – как баба. Мужик должен быть бесчувственным. 

Нельзя выражать чувства, если это выглядит не по-мужски, а по-телячьи. Эмоциональность – признак истеричности, это женское. Слёзы, страх – это женские чувства. Мужику стыдно выражать женские чувства. Есть чувства, постыдные для мужчины. Их не должно быть – страха и слёз. Нельзя плакать и бояться, если ты хочешь защитить женщину. Мужчина должен быть невозмутимым. Мужчина должен терпеть боль (прятать), не выражать, превозмогать, не показывать, не замечать, не бояться боли, быть сильнее боли. Мужик должен всё стерпеть. Смочь вытерпеть, справиться, преодолеть, вынести, сдержаться, напрячься, постараться. Терпеть эмоции! Терпение – способность принуждать себя вопреки ощущениям тела, чувствам.

Есть нормальные люди, которые не боятся, а есть ненормальные, с постыдной чертой – трусливые, несмелые. Я стыжусь, что отношусь ко вторым, имею изъян – чувствительность у меня высокая, неспособность терпеть. Самое страшное для меня – боль физическая, ожидание какой-то непереносимой боли, когда невозможно терпеть и начинается паника. Не могу терпеть лишения, боль, неудобства, холод, голод. Пугает, когда вынужден выносить всё это, чувствовать, испытывать. Сильно боюсь – трус! Это как смерть – боль без конца (мучиться в аду, когда поджаривают). Поэтому никогда не иду на риск, живу аккуратно.

Иногда ощущаю себя из-за испуганности, страха перед неизвестным – ребёнком: «испугался как ребёнок». Это не сочетается с ответственностью мужчины, когда сильный отвечает за слабого, за семью, за жену. Боюсь испытывать это состояние – постыдное, неприятное. Быть в этом состоянии – отвращение, презрение к самому себе, дефектность.

За бессилие перед страхом я себя презираю и стыжусь себя. Реакция в момент страха: беги, спасайся! В то же самое время – стыд: трус, слабак, ты испугался и убежал от страха, «ты – не мужик»! Убегать, сдаваться – нельзя, борись. Поэтому я – на месте, в ступоре.

Презираю в себе бессилие, когда я потерпевший. Сдаться, отказавшись от борьбы – стыдно, позорно признать себя бессильным. Не могу принять ситуацию, в которой я буду жертвой. Жертва не хочет бороться (презрение). Трудно признать, что я боюсь, показать, что мне страшно – это несовместимо с имиджем мужчины. Как по рукам и ногам связан страхом стыда. Внешняя оценка: если испытываешь страх, то ты как ребёнок (не мужик!), тебя может отвергнуть любая женщина.

Я – хуже: менее жизнеспособный, менее жизнестойкий, менее защищённый (не повезло с генетикой). Должен быть более надёжным, более устойчивым. Сила в том, что ты можешь игнорировать чувства, не поддаваться – тогда ты властен над чувствами, а не чувства над тобой.

Верю, убеждён, что я ненормальный из-за того, что испытываю страх, боль от того, от чего другие мужчины не испытывают. Я боюсь того, чего бояться не надо. На уровне веры: бояться и испытывать боль – неправильно. Настоящий мужик (а не женщина) никогда не испытывает страха – в это свято верю. Устойчивое ощущение, что я боюсь того, чего никто не боится, во мне – дефект. Стыдно и позорно показать, как сильно ты боишься.

Другой человек может испытывать чувство страха, но он ни в коем случае не признает это, иначе – трус, не мужик, а баба. Такого надо презирать, это уродство, ненормально, неестественно. Я – урод, не способен справляться со всеми опасностями. Не могу себя понять, принять в таком состоянии, это вызывает подавленность, размазанность.  Тогда – сам себе: «слабак», размазня, плакса, слюнтяй, не мужчина. Как баба – не можешь бороться, не можешь сопротивляться.

И слёзы – слабость, мужчине нельзя плакать. И страх боли – мужчина должен быть сильнее страха и боли, должен побороть, не замечать их в себе, чтобы это исчезло (страх, боль). Он должен контролировать: подавлять, запрещать, предусматривать. Надо игнорировать страх и боль в себе. Иначе – слабак! Настоящий мужик никогда не испытывает страха (в это свято верю), он не должен признавать его в себе (не показывать окружающим). Бояться – стыдно! 

Запрещено: бояться; испытывать боль (или состояние, когда мне становится плохо – тошнит, например). В этой теме чувствую в себе эмоциональный запор – не могу кричать и плакать, то есть, выражать боль и страх. Я никому свой страх в детстве не показывал, не говорил, что боюсь. А когда не выражаешь, терпишь боль, тогда усиливается страх боли.

Сама боль требует выражения, а от сдерживания она усиливается. Зажимаешь боль запретом, и само ожидание усиливает боль от невозможности её выразить, когда она возникает. Когда нет выхода боли, энергия не выходит наружу, не проявляется (через крик) – тогда нестерпимо больно. Страх должен выходить через крик (плач), а если выхода нет – возникает паника, начинаешь судорожно искать выход…

Боль – как сигнал, предвестник большей боли, как потеря жизни. Боюсь нестерпимой боли, когда уже терпеть не можешь. Страх прорывается панической атакой – безвыходностью, страхом смерти, повышением давления, болями в сердце… Как рвотой – самовыражение страха через сдерживание стыдом.

Если молча терпишь боль – страх боли (паника), не терпишь боль – позор (отвержение).